Среда, 20.11.2019, 18:43 Приветствую Вас Гость


Аддоны и секреты для WoW WotLK

Главная | Регистрация | Вход | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Crash  
Форум » Полезная и интересная информация » Юмор » Бордовый Лотос
Бордовый Лотос
sandroДата: Четверг, 28.08.2008, 06:41 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 215
Репутация: 0
Статус: Offline
Пролог.

Этим утром Верн словно бы и не замечал всей красоты восходящего солнца в каньоне тысячи пиков. Он пропускал это, поистине захватывающее зрелище, собирая вещи в дорогу. И хоть в действиях Верна была некая суетливость, глаза его были полны мрачной решимости.

Два месяца тому назад он приехал к родителям из Мулгора, где прошел последние испытания и получил звание друида. Но радость окончания обучения буквально сразу же омрачило письмо, где говорилось, что отец Верна, Ренн Фархуф при смерти. Старый вояка так и не сумел оправиться после Хиджала, и лишь крепкое здоровье, присущее всему роду Фархуфов, позволило Ренну продержаться еще несколько лет.

- Сынок. - Шептал Ренн. - Там, на Хиджале не было ни орды, ни альянса, ни людей, ни орков, ни дварфов, ни тауренов. Были лишь жители Калимдора, сражавшиеся за свой мир, и был Пылающий Легион, с которым мы сражались. И я бы ни зачто не вернулся оттуда, если бы не странный поступок эльфа, пожертвовавшего своим бессмертием, чтобы защитить меня от подлого удара в спину. Мы дрались плечом к плечу, но он умер, а я остался жить. Когда он умирал, я поклялся отплатить его Дому, а он лишь вспомнил про какую-то мечту своей дочки. Какую, я так и не узнал, а вернувшись домой уже не смог собрать силы для похода. Проклятый Хиджал здорово меня подкосил. Молю тебя, Верн, не посрами наш род, известный верностью своим словам. Разыщи в Ашенвале Дом Латаэнов и исполни данную мной клятву. Я верю в тебя, Верн. Ренн Фархуф закашлялся, таким Верн видел его перед отїездом.

Верну осталось непростое задание от отца, ведь того понимания, что было меж Шу'хало и ночными эльфами нет и в помине. А отношения между ордой и альянсом, обретшие зыбкий мир для борьбы с Пылающим Легионом, сейчас превратились местами в открытые войны.

"Дети должны завершать начатое отцами". Такими были слова в одной из орковских сказаний. И Верн отправился в путь.

Глава 1.

Величие Ашенвальского леса ощущаешь сразу же, переступив северную границу Барренса. День ли, ночь, в таком лесу сложно разобрать, потому как неба почти не видно из-за высоких деревьев. Потому весь Ашенваль наполнен мягким голубоватым светом, который дополняет столь же мягкие звуки, создавая в лесу атмосферу таинственности, чего-то сверхъестественного. А так же, присутствия эльфов.

Верн ехал на кодо по дороге на Зорам'Гарский пост. В руке он вертел печатку, с непонятными ему письменами. Этот перстень должен был пропустить его к дочери Даарана Латаэна. Внезапно, металл, из которого он был сделан, потеплел, а по письменам прошло голубоватое мерцание.

- Готовься умереть, отродье. - Раздался голос откуда-то сверху.
"Эльфы", подумал Верн и поднял голову на звук. И точно, на ветке различался размытый силуэт. Немного правее виднелся еще один.
- Даже и не думай о посохе. Покажи мне свои руки.
"Вот и приехал" читалось в глазах Верна когда он в повиновении развел руки.
- Что это у тебя на ладони? - Верн почувствовал, что интонации в голосе поменялись.

Силуэт спрыгнул с дерева и теперь Верн четко видел эльфа в длинном плаще. Эльф подошел к кодо, и посмотрел на ладонь Верна, до которой ему явно было не дотянуться. Однако, совершив замысловатый кульбит с разбега и отталкивания от дерева, эльф все же завладел перстнем.

- Откуда у тебя он?
- Отец отправил меня к дочери Даарана из Дома Латаэна, чтобы исполнить последнюю волю самого Даарана, а так же моего отца.
- В самом деле, это перстень хозяина. Что ж, тебе повезло. Жди здесь.

***
- Госпожа Айуна, к вам...таурен.
- Таурен? Ко мне? Как он тут оказался? - Айуна испугалась. Эти огромные звери, как и другие ордовцы частенько творили бесчинства в лесу Ашенваля, особенно после того, как на юго-востоке появилась их лесопилка. А уж в ущелье боевой песни затишье было лишь передышкой, ибо не даром граница Барренсов и Ашенваля получила такое название.

- Что случилось? - вмешался Тасс, по своему обыкновению, сделав это весьма бесцеремонно.
- К госпоже Айуне пришел посетитель. - Сконфуженно произнесла прислужница. - Таурен.
- Таурен?!! Немедленно прикажите убить его! Нет, я сам убью его.
- Но у него перстень Даарана, прежнего главы Дома Латаэна.
- Ну и что. Готов поспорить, этот выродок снял его с мертвеца, а теперь еще и приперся к нам, в надежде получить вознаграждение. Чтож, он его получит.
- Не забывайтесь, молодой человек! - негромко, но таким голосом, от которого бегут мурашки по телу произнесла Лия. - пока это земля Дома Латаэнов, и вы не в праве тут командовать. Предоставьте мне самой решить, что делать с нашим гостем.
- Хорошо же вы заботитесь о своей безопасности. - Пробурчал Тасс. Слова Лии его остудили и задели. Но он не мог ничего поделать. Пока что.
- Что же мне передать охране, госпожа Айуна? Госпожа Лия?
- Проводи таурена в беседку для гостей, и скажи, что Айуна примет его вскорости.

***

- Можешь оставить своего, хе-хе, друга там. Охранник кивнул на рампу у могучего дуба. - А сам направляйся вон в ту беседку. Ты знаешь, что такое "беседка"?

Верн пожал плечами и въехал во двор, немного расширив ворота. После чего привязал кодо к рампе и подошел к дубу. Вековое дерево затеняло почти весь двор, так что ствол и нечего было думать обхватить даже пятерым Вернам. Воистину, ашенваль был лесной копией Тысячи Пиков, родины Фархуффов.

Прошло достаточно много времени, прежде чем возле беседки началось движение. Вначале появились два охранника, ставшие у входа в беседку. Вслед за ними пришли прислужницы с корзинами фруктов, вином, и принялись сервировать столик, стоявший в центре беседки. Верн посмотрел на фрукты с грустью, его желудок отчаянно требовал мяса. После, принесли большое мягкое кресло. При всем желании Верну никак не удалось бы в него сесть, потому как кресло было миниатюрное.

Настал черед появиться хозяйке этого поместья. И она появилась. Высокая, стройная, с длинными серебристыми волосами, мягкими чертами лица и выразительными зелеными глазами, эльфийка не шла, а плавно перетекала по земле, держась статно и величественно. Верн только и думал о том, чтоб не открыть рот от удивления, ибо до этого момента он не видел таких красивых созданий. Он был очарован и не знал что делать, а потому просто поклонился.

- Присаживайтесь, – негромким и мелодичным голосом проговорила-пропела эльфийка. – Не переживайте, эта скамейка достаточно прочна.
- Прежде всего, я хотел бы представиться, - собрался с мыслями Верн, пытаясь быть как можно более вежливым. – Меня зовут Верн Фархуф, сын Ренна Фархуфа.
- Мое имя Лия из Дома Латаэнов. Я вдова того, чей перстень у Вас, Верн.
- Думаю, более он мне не понадобится, - сказал Верн, и протянул руку. Лия приподнялась из кресла и взяла перстень.
- Вы сказали, что у Вас есть дело к моей дочери? Но прежде я хотела бы услышать о том, как этот перстень попал к вашему отцу.
Верн собрался с мыслями и рассказал историю, которую не раз слышал от отца, а так же то, что Ренн сказал ему перед смертью. Лия держалась стойко, однако под конец на ее глазах выступили слезы.
- Ах, Дааран, он всегда был готов жертвовать собой, ради других, – всхлипнула Лия.
- Поступок Вашего мужа достоин высоких похвал. Для наших мужчин, умереть в бою – великая честь.
- Да что вы можете понимать, живя всего по сто лет. Вы смертны, а потому так и норовите умереть так, чтобы о вас слагали легенды. Мы же, эльфы, бессмертны, и потому умереть в очередной сваре между расами Азерота – пустая трата жизни, - в сердцах вскрикнула Лия. – Ах, ну ладно, о чем я… будьте нашим гостем, и отведайте…
Лия запнулась, посмотрев на Верна и проследив его грустный взгляд. Щелкнув пальцами, и подозвав прислугу, она шепнула пару слов. Через минуту беседка наполнилась запахом жаренной баранины, и в животе Верна довольно заурчало.
- Приятного аппетита, - заканчивала аудиенцию Лия. - Вы можете переночевать в домике для гостей, охрана проводит Вас.
- Спасибо и не стоит беспокоиться, мне под открытым небом будет даже удобнее. – промычал Верн, уже поедая глазами жаренного баранчика.

***

Айуна смотрела на небольшой клочок неба, в прорехе между листьями. Ночь пахла разнотравьем, звучала криками ночных птиц. Лия сказала, что таурен пришел, исполнить волю ее отца. Она вспомнила Даарана, и сердце ее сжалось. Отец был добрым, и всегда находил время для своей дочери. Но про какое желание мог он вспомнить? Айуна вздрогнула. Она заново увидела тот странный сон, в котором ей снилась Тиренд. Она говорила, что если Айуна увидит цветение особого цветка, то в ее жизни настанет миг, когда сбудется ее заветное желание. А потом, перед глазами возник тот самый цветок. Бордовый Лотос. Но ведь он цветет лишь пару ударов сердца, один раз в восемьдесят лет. Более того, последние упоминания об этом цветке были еще до прихода орков. Это ли желание хотел исполнить Дааран?
Больше всего Айуне хотелось бы сейчас избавиться от этого лицемерного Тасса, ее будущего мужа.
«Верн мог бы помочь мне в этом», подумала Айуна.
- Ты не спишь?
Айуна повернулась и увидела мать. Лия подошла, положила руку на голову дочери.
- Дочка, послушай. Я знаю, что воля твоего отца священна, но и ты должна понять что нахождение тут таурена нам совсем ни к чему. Поэтому, я бы очень была тебе признательна, если бы этот Верн в исполнении твоего желания пошел бы куда-нибудь в Нажатар, где героически погиб вернув долг нашему Дому.
- Мама, я хочу, чтобы он нашел для меня Бордовый Лотос.
- Ах, ты веришь в эти сказки? Хотя, знаешь, это подходящее занятие для него. Думается мне, это займет его надолго, так что ничто не помешает свадьбе. Ладно. Время уже позднее, и нам с тобой пора спать. Спокойной ночи, Айуна.
Эльфийки удалились с балкона.


 
sandroДата: Четверг, 28.08.2008, 06:42 | Сообщение # 2
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 215
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 3.

Стук, стук. Стук, стук.
Рамон с удивлением раскрыл глаза, и тут же закрыл, потому что яркий солнечный свет ослепил его.
Стук, стук. Стук, стук.
- Доброе утро, тролль. – глухим голосом сказал Оругта. – эти подлые людишки отравили нас какой-то гадостью, после которой мы отрубились почти сразу.
Рамон, все так же не открывая глаз присел, опершись о стенку и обхватил жутко болевшую голову руками.
Стук, стук. Стук, стук.
- Проклятья на весь их род, что это так стучит? Моя голова сейчас взорвется, будто какой-то гоблин зарядил ее динамитом. – Рамон потихоньку начал открывать глаза.
- Колесо не смазали, вот и стучит. – буднично сказал Оругта.
Глаза тролля разом открылись
- Колесо?
Рамон осмотрелся. Они с Оругтой находились в небольшой деревянной клетке, сквозь щели которой пробивался яркий солнечный свет. На полу валялась грязная солома, а в углу стояло небольшое ведерко с водой. Тролль жадно потянулся к воде, но поднять ведерко не смог, оно оказалось прибито к полу. Поморщившись, Рамон сложил руки лодочкой и принялся черпать воду из ведра, заглушая прохладной водой гудящую голову. Вскоре ему полегчало и он наконец смог рассмотреть своего попутчика.
Оругта превосходил на голову всех орков, которых довелось видеть Рамону. Даже дюжие стражники Оргриммара казались бы подростками по сравнению ним. Массивный, плотный, будто покрытый латами, с огромным уродливым шрамом через всю грудь, закрытый тугими валиками живот и широкая спина внушали уважение своих и страх врагов. Чтобы охватить плечи Оругты взглядом Рамону пришлось поворачивать голову. Обвитые тугими жилами,толстые как бревна руки заканчивались увесистыми кулаками; по мозолям на ладонях можно сказать, что они привычны к двуручному топор, либо дубине, обитой железом. Длинные волосы были заплетены в косички, нижняя челюсть покрыта густой щетиной. Глаза Оругты налиты кровью, но позже оказалось что это их обычный цвет.
- Куда нас везут, интересно.
- Я бы на твоем месте сначала спросил, какой сегодня день. Судя по всему, мы проспали пару дней, потому что это Степи. Мы в Азероте.
Рамон прильнул к щели. Это действительно была степь.
Ах, степь, степь! Раскаленное солнце палит с раннего утра и утихает только к вечеру, горячий воздух пропитан разнотравьем. Как приятно прилечь в теньке дерева в густой траве которая растет у небольших, бьющих из-под земли ключиков, напившись холодной, от которой сводит зубы воды. Золотая дорога пересекает всю степь от каньона тысячи пиков до загадочных лесов Ашенваля, проходя через лагерь Таурахо и Перекресток.
- Я знаю эти места. Мы не далеко от Шестеренки. – сказал Рамон.
- Ты прав, тролль. Я слышал, нас везут в крепость. Трусливые людишки испугались ехать вдоль моря, прознав что там сейчас бесчинствуют пираты, и везут нас в обход.
- Но там же… - начал было Рамон.
- Вот именно! Да и вообще, это земли орды, так что мы тут будем в безопасности – весело сказал орк. – Вот только надо выбраться.
Вдали послышались крики и стук многочисленных копыт. Оругта подошел к стене, чтобы посмотреть наружу.
- Хм…Рамон, на нас нападают. – орк застыл в нерешительности.
- На нас пока не нападают. – заметил тролль. – нападают на преподобного отца Эмита.
Имя жреца Рамон исковеркал так, что получилось нечто вроде «Ёмеда».
Повозка остановилась, поскольку стук копыт и улюлюканья нападавших были совсем близко. Пленники могли лишь наблюдать за происходящим сквозь щель, однако, после того, как доски одна за другой пробили две стрелы, оба упали на пол. Что творится снаружи, Рамон мог наблюдать лишь в узкую полоску между полом и стеной.

***
- Ваша светлость, на нас нападают колькары. – отрапортовал капитан.
- А ты умеешь порадовать начальство. – съязвил Эмит. – сколько их?
- Четыре дюжины, сэр. Пехота и дюжина лучников, сэр. Какие будут приказания, ваша светлость?
- Какие к демонам приказания ты ждешь? Чтоб ты знал, маклуров суп, колькары пленных не берут! Ты еще здесь? Немедленно занять оборону. Лучников на крышу, приготовиться к бою!
Солдаты приготовились к бою. Все, на что мог рассчитывать Эмит, это меткость лучников, удача, и собственные сиды. Жрец вылез и своей повозки и осмотрелся. До колькаров, идущих клином, а не табуном, вопреки обычаю оставалось не больше полсотни шагов. Эмит поморщился. Несмотря на то, что это были эльфийские рейнджеры, они вряд ли успеют выпустить и полдюжины стрел, до того как начнется рукопашная.
Но они успели. Рейнджеры начали стрелять без команды, пуская стрелу за стрелой, разя колькара за колькаром. У лучников противника были короткие луки, так что эльфы успели уложить десяток, прежде чем в ответ полетели стрелы, а колькары доскакали до солдатов. Завязалась рукопашная.
Эмит творил заклятье за заклятьем, но силы были не равны. Они проигрывали. Колькары не брали умением, они брали числом, и внезапными массированными атаками, убивая одного солдата за другим. Люди держались, задорого продавая свои жизни. Глаза старого жреца наливались холодным отчаянием.

***
- Ну, брат Рамон, думаю нам пора вмешаться. – храбро прорычал Оругта.
- Зачем? Пускай убьют людишек.
- Затем, что убив людишек они просто подожгут этот фургон.
Рамон озадаченно посмотрел на товарища.
Орк встал на ноги, откинул голову вверх и издал боевой крик.
Ррррааааар!
Рамон с удивлением отметил, что глаза Оругты стали полностью красными, а сам он будто бы стал еще больше. Орк между тем разогнался и высадил ногою дверь. Вырвавшись наружу, он первым делом схватил стоящего спиной к нему солдата и кинул в дерущихся неподалеку колькаров. Удар свалил обоих с ног. Другой солдат заметил опасность и повернувшись к нему, выставил вперед меч. Однако орк был гораздо проворнее его. Поднырнув под меч, Оругта просто ударил кулаком в закрытое забралом лицо солдата, вжав его глубоко в голову. Из под шлема брызгнула кровь, солдат кулем свалился на землю. Не обращая внимание на выпавший из рук солдата меч, орк обогнул повозку и с короткого разбега прыгнул на спину к колькару. Без раздумий, Оругта почти оторвал голову врага, завертевшегося волчком в попытке сбросить неожиданного седока, схватил его копье и буквально пригвоздил к стене повозки второго нападающего, уже занесшего свое оружие над упавишим солдатом. Защитник только повернул голову, чтобы посмотреть на своего спасителя, но успел лишь заметить летящий в него на манер дротика меч, который с чудовищной силой угодил в узкую щель для глаз.
Оругта обернулся и только и успел, что закрыться рукой от диагонального удара мечем. Колькар был выше его, и хотел этим ударом рассечь врага от шеи до пояса. Но орк увернулся, меч соскользнул, хотя на руке осталась глубокая рана. Оругта отпрыгнул на пару шагов, смерял противника взглядом. Перед ним стоял лидер нападавших, вооруженный огромным бастардом. Оценив ситуацию орк поискал глазами оружие, благо его валялось немало, и поднял щит и меч, казавшиеся игрушечными в могучих руках орка.
Оругта закружился в танце смерти с колькаром. Огромный меч лидера стаи казалось был невесомым, однако вскоре и он уже не летал как перышко. А рука с разрубом с каждым ударом становилась все слабее и слабее. После очередного удара Оругта оступился и упал. Рука у него перестала слушаться и теперь безвольно лежала на земле. Орк пытался подняться однако гигантская усталось вдруг разом заполнила каждую его клеточку буквально пригвоздив его на месте. Но и колькар не спешил добить орка, потому как поднять меч ему было тяжело. И вот, огромный двуручник поднялся в небо, ликующе засверкав на солнце.
Оругта закрыл глаза. Он проиграл более молодому и сильному, и теперь умрет в бою, как положено орку. Подумав об этом, орк усмехнулся и открыл глаза, чтобы встретить смерть.
Колькар все так же стоял на месте. Посмотрев на его ноги, Оругта увидел что корни надежно сплелись вокруг копыт того, кто должен был подарить ему героическую смерть.
Между тем, огромный медведь набросился на колькара, одним ударом лапы вырвав из бока большой кусок мяса. Колькар пытался ударить по нему мечем, однако медведь подскочил к нему спереди, встал на дыбы и впился в шею, вырвав гортань и пару позвонков, так, что голова колькара осталась болтаться на небольшом лоскуте кожи.
Ноги колькара подогнулись, он упал. На месте медведя уже стоял таурен:
- Пусть твоя душа никогда не найдет покоя, проклятый козлоногий. Наш народ не успокоится, пока вы не исчезните – зло прошептал он над телом поверженного врага.
- Вот…корова, чтоб тебе…пусто было – выдавил из себя Оругта.
Таурен в замешательстве посмотрел на орка.
- Но ведь я спас тебе жизнь. Мог бы и поблагодарить.
- Я мог умереть… как подобает нашему роду. А теперь мне…тебе дураку надо долг вернуть.
- Ну, надо было предупредить, тогда бы я с радостью и почтением предоставил этому козлоногому убить тебя. Погоди, я помогу тебе встать.

Рамон высунулся из повозки когда лязг мечей и крики поутихли. Внезапно, что-то мелькнуло сбоку, Оругта инстинктивно пригнулся, выкрикивая защитное заклинание.
- Твое место в клетке, клыкастый уродец, вот и возвращайся туда. – Эмит, бледный но решительный готовил очередное заклятие. Рамон хватил рукой по груди, где обычно весели обереги, и ритуальные палочки, но пальцы схватили воздух. Времени не оставалось, но тут в голову Рамона пришла идея. Он схватил валяющийся под ногами обломок меча и кинул его в Эмита, чтобы выиграть немного времени.
Жрец отбил летящий эфес посохом, и осознал что попался на самую простую уловку, которой в молодые годы и сам не раз спасал себе жизнь. Он потерял драгоценные мгновенья, не завершив заклятье, и теперь у тролля была возможность что-нибудь сотворить. Про магию Вуду Эмит слышал немало, однако никогда не сталкивался с троллями до этого.
- Итцака!
У Рамона не было времени творить атакующую волшбу, да и необходимых для этого вещей у него не было. Он вспомнил детское заклинание, которым наказывал его за непослушание учитель.
Эмит внезапно начал уменьшаться в размерах. Кожа его приобрела зеленый оттенок. Через несколько мгновений перед Рамоном прыгала лягушка, размером со среднего кабана.
- Лягушка, лягушка, скажи «Квааа» - передразнил Эмита Рамон.
Он обернулся. К нему шли Оругта, и таурен. Оругта был бледен и почти висел на таурене. Когда они подошли, Рамон увидел огромную рану на руке орка, а так же десяток два мелких ран по всему телу. Из голени орка торчала стрела.
- Спасибо за помощь, друг – без приветствия начал Рамон. Он подошел к тому, кем стал Эмит и забрал его посох. – Нам нужно поторапливаться, заклятье скоро спадет.
- А кто это? – поинтересовался таурен.
- Зверушка. – сообщил Рамон. – хочешь, продам. Недорого. Правда сейчас превратится в старого и мерзкого людишку, коим побрезговали бы даже голодные Амани. Кстати, я Рамон, тот кто висит на тебе – это Оругта.
- А меня зовут Верн.
- Ну что ж, пойдем Верн, нам надо как можно быстрее добраться до Шестеренки, там мы будем в безопасности.
Взвалив орка на кодо, Верн и Рамон двинулись к свободному городу гоблинов.


 
sandroДата: Четверг, 28.08.2008, 06:42 | Сообщение # 3
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 215
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 4.

Шестеренку гоблины построили на территории Степи, в обмен на обучение орды искусству инженерии. Город был достаточно популярным среди поклонников механического развития. Сделав Шестеренку свободным, Картель слукавил - у них была возможность работать как с инженерами орды, так и альянса, что тешило гоблинскую страсть в развитии инженерного дела.

К вечеру компания добралась до города. Убегая от стягивающих небо, грозовых туч, троица зашла в таверну. Сняв себе комнату, они принялись за Оругту. Верн, поделившись своими запасами трав с Рамоном, принялся извлекать стрелу из голени орка, тогда как тролль, пришептывая, обрабатывал рану на руке. Оругта был слаб, но говорил, что на нем все заживет как на волке, особенно если ему дадут большой и хорошо прожаренный кусок мяса, ну, или хотя бы два маленьких.

Когда Оругта стал чувствовать себя немного лучше, компания спустилась в трактир. Гоблину за стойкой хватило одного взгляда на орка, чтобы понять, что таким клиентам нет дела до изысканных деликатесов. Он сходил на кухню к повару, говорил слова "мясо", "целиком", "быстро", "убьют". В результате, как только Оругта, Рамон и Верн уселись за столик, к ним на стол пожаловали истекающие жиром, хрустящие корочкой, сводящие желудок с ума своим ароматом окорока и бока раптора, размером с молодого гнома.

Оругта, оправдываясь солдатской выучкой и общей слабостью в мгновение проглотил свой окорок, бок раптора, и голодными глазами смотрел на Рамона с Верном, которые, к слову сказать, молотили за обе щеки. Поколебавшись, Оругта многозначительно посмотрел на гоблина, благо тот, за все свои года в таверне научился понимать желания клиентов с полувзгляда. Впечатлившись аппетитом орка, тролль, сославшись на то, что ему не известно, когда он еще будет есть жаренную пищу, повторил многозначительный взгляд Оругты, который в исполнении тролля сулил ослушавшемуся долгие дни пыток. Верн сказал, что золото в его суме имеет неприятную особенность быстро заканчиваться, на что орк и тролль в один голос заявили, что того оружия, что они собрали на месте битвы, должно хватить хотя бы на этот раз и еще на завтрак.

Утолив первый голод, и уже неторопливо жуя, компания общалась:
- Еще бы немного, Оругта, и тебя бы с нами не было. А все потому, что один не шибко умный орк решил размять кулаки.
- Вздор! Все потому что один шибко трусливый тролль побоялся высунуть нос из повозки, а потом еще и поиздевался над стариком.
- Да этот старик бы вмиг тебя в порошок стер. Нам повезло, что я смог с ним справиться, но в следующий раз этого может и не произойти!
- Конечно, в следующий раз ты будешь драться с размахивающим железкой колькаром, а я буду драться с немощным стариком. Хотя, у тебя неплохо получилось открыть его истинное лицо.
Компания засмеялась.
- А ты-то каким чудом там оказался, Верн? - поинтересовался Оругта. - нечасто увидишь, чтобы кто-то вот так бросался на помощь.
- Ну, я направлялся в Шестеренку, когда увидел нападающих колькаров. Многие в нашем роду гибли от подлых наскоков этих козлоногих, а потому меня воспитывали, что лучший колькар - это мертвый колькар.
- Про мертвого колькара ты верно заметил. Эти разбойники только и знают что убивать и обворовывать. - согласился орк.
- А куда теперь направишься? - спросил Рамон.
Верн задумался. Рассказать им о своем задании? но внезапно, кто-то ответил вместо него.
- На виселицу! Он и вы все направляетесь на виселицу!

Компания обернулась на голос. Эмит, с взлохмаченными и растрепанными волосами, помятой, мокрой, грязной и местами порванной робой, с палкой вместо посоха, хромая на одну ногу подошел к ним.
- Вам просто повезло уйти от меня, мерзкие создания, но я до вас еще доберусь! Знайте, я буду вашей тенью, и придет момент, когда ваши головы будут украшать ворота моего дома!
Глаза орка запылали демонским огнем. Благо, что жрец стоял по другую сторону стола, и тролль вовремя сгреб Оругту в охапку.
- Бродягам мы не подаем, розовокожий. Потому можешь спокойно идти себе дальше. А то, не ровен час еще заквакаешь. - нашелся Рамон.
Эмит окинул всех троих злым взглядом, развернулся, и так же прихрамывая, но с прямой спиной и гордо вскинутой головой направился к выходу.
- Надо было открутить ему башку прямо тут! Проклятый бледнощекий червяк, мы даровали ему жизнь – а он прибежал сюда и сыплет проклятиями! Аргхх – Оругта побледнел и начал заваливаться набок. Рамон подставил свое плечо, поднял орка.
- Думаю, ему надо немного подышать воздухом. Это ему поможет. Оставь нам с Оругтой пару ребрышек, не ешь все, хехе. – Подмигнул Верну тролль.

***
Верн сидел за столом, уставившись в одну точку. Он все никак не мог решиться, рассказывать ли недавно обретенным товарищам про его задание или нет. С одной стороны, неплохо было бы путешествовать в компании, но возьмутся ли гордый орк и загадочный тролль помогать ему, когда узнают что это просьба эльфийки?
Друид ушел из Дома Латаэнов в полной растерянности. Вроде бы, просьба Айуны была донельзя конкретной – принести ей цветущий бордовый лотос. Но Верн никогда не видел лотоса такого цвета, и сомневался, существует ли он вообще. А если и существует, то где его можно найти? Вопросов в голове было превеликое множество, и занятый раздумьями он не заметил как к его столику подсел гость.
- Так вот как чтят просьбы своих отцов дети Шу'хало? Видела бы сейчас Айуна, с каким рвением ты выполняешь ее волю. Хотя я ничего другого и не ожидал от коровы.
От неожиданности Верн вздрогнул. Перед ним сидел Тасс.
- Не ждал меня встретить тут, теленок? – не унимался эльф.
- Что ты тут делаешь? – только и смог что выдавить из себя пораженный друид. Появление заносчивого эльфа было уже слишком.
- Тоже что и ты, дурная башка. Я достану бордовый лотос раньше тебя; думаю, твой отец будет в восторге, оттого что его сын не смог справиться с таким пустяковым заданием. В таком восторге, что сразу и отойдет в мир духов. А у меня будет отличный свадебный подарок этой глупой эльфийке которая все еще думает, что живет в своем сказочном мире.
Таурен помрачнел.
- Когда-то, наши народы дружили. Крепко дружили и стояли на защите природы этого мира. Но я вижу, что время это прошло, и нет уже ни эльфов, ни друидов, желающих жить в дружбе – огорченно сказал Верн.
- Кому нужны эти предания убогой давности. Если ты не понял, я тебе объясню популярно, пустоголовая ты орясина. После Хиджала мир изменился. Все расы изменились. Назад дороги нет. Ни один уважающий себя эльф не заведет дружбу с тауреном, ибо мы по разные стороны баррикад. В нашем мире слишком тесно, а потому грядет новая война. И выживут мудрейшие и сильнейшие. И в этих качествах эльфам нет равных! – последнюю фразу эльф уже выкрикнул, приподнимаясь. Внезапно на оба плеча эльфа упали две руки: зеленая пятипалая, и темно-синяя трехпалая, которые вместе посадили эльфа обратно на место.
- Уважаемый, ты стулом не ошибся? – прорычал обладатель зеленой руки.
- Ну что ты, как он мог ошибиться стулом – ехидно сказал Рамон, и резко вырвал стул из-под эльфа. – Если у него даже стула нет.
Тасс дернулся, но Оругта нечаянно наступил ему на грудь сапогом. Мгновение спустя Рамон поставил стул над эльфом, прижав его к полу. Орк сел сверху, спиной к столу, и наклонился так, что Тасс смог разглядеть его острые клыки которые явно не вмещались в пасти Оругты.
- Послушай, вислоухий. Этот благородный таурен спас мне жизнь. И если у тебя есть проблемы с ним, у тебя будут проблемы со мной, п-понятно. – сказал орк, последним словом обдав извивающегося эльфа слюной. Тасс зашипел.
Рамон, заметив приближающихся к ним огров-вышибал, подергал орка:
- Брось его, он уже уходит.
Оругта поднялся, убрал с эльфа стул, и развел руки глядя на огров:
- Сижу себе никого не трогаю, а тут на тебе – эльф под стулом. И чем он там занимался, страшно подумать.
Огры, постояв минуту, рассмеялись. К тому времени Тасс уже ушел из таверны, утерев лицо и стреляя глазами направо-налево.

***
- Что ему было нужно от тебя, Верн?
Орк и тролль уставились на таурена, доедая ребрышки.
Верн решил не юлить.
- Ладно, я расскажу вам. Но выслушайте меня до конца, прежде чем делать выводы.
- Рассказывай, чего уж там. – поторопил его Оругта.
И друид начал свой рассказ. Он рассказал о хиджальской битве так, как рассказывал ему Ренн. Рассказал про просьбу отца, про то, как он просил отдать долг Дому Латаэнов. Рассказал про Айуну, про их ночную встречу, про ее загадочный блеск в глазах и про то, какое задание ему передала утром Лия. Оругта с Рамоном затаив дыхание слушали про хиджальскую битву, морщились, услышав про эльфов, потом же задумчиво смотрели на Верна. Когда таурен закончил свой рассказ, в таверне было удивительно тихо. Осмотревшись по сторонам, компания обнаружила, что таверна уже пуста. В воздухе повисло неловкое молчание. Первым его бесцеремонно нарушил орк:
- Что ж, вечер – время для сна, а не для дум. Мой выбор очевиден - куда Верн, туда и я. Бывайте, други, я спать. – и, широко зевнув и почесав грудь, Оругта потопал в комнату.
- Рамон, слышал ли ты когда-либо про бордовый лотос? – спросил Верн.
Тролль задумался.
- Боюсь, что ни я, ни духи не знают такого цветка – после длительной паузы произнес Рамон. – но мне будет интересно найти его. Тем более что этот бесноватый Эмит не оставит нас в покое, а поодиночке нас перебьют. Пойдем спать Верн, Оругта был прав, думать надо с утра.
Они поднялись из-за стола и пошли в комнату. Перед самой дверью Рамон хлопнул себя по лбу:
- Ну конечно, как же я мог забыть! Верн, я знаю кто нам поможет!


 
Форум » Полезная и интересная информация » Юмор » Бордовый Лотос
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: